Пользовательского поиска





26.04.2011

Виноделие современной Сирии в поисках идентичности

Помните библейскую историю Иосифа Прекрасного - изгоя, сумевшего и на далекой чужбине, в могущественном Египте, выдвинуться в число самых влиятельных сановников при фараоне? Между тем древняя литература знает примеры столь же удачной эмиграции, происходившей в обратном направлении. В автобиографической повести "Рассказ Синухе" некий египтянин, живший во времена фараонов Аменемхата I и Сенусерта I, поведал потомкам подробности своего вынужденного изгнанничества. Судьба благоволила ему: в конце концов он стал зятем правителя страны Ретену и обосновался в ее самой изобильной области. "Это красная земля, имя ей - Иаа. Там росли фиги и виноград, и вина было больше, чем воды, и мед в изобилии, и много оливкового масла; на деревьях всевозможные плоды; ячмень и пшеница, и бесчисленные стада".

Дотошности ради заметим, что писатель Иван Ефремов в своем романе "На краю Ойкумены" помещал страну Иаа на Синайском полуострове. Более серьезные исследователи почти единодушны в своем мнении: Иаа - это древние Палестина и Сирия. Позднее, когда Рим принялся расширять империю на восток, они вошли в состав римской провинции Койлесирии. Сейчас на этих территориях расположены Ливан, Сирия, Иордания и Израиль.

Оставим фиги, мед, оливковое масло и зерновые профессиональным знатокам агрокультуры древности - нас интересует вино.

Будем справедливы - сирийское вино в те времена ценилось (или, воспользуемся современным сленгом, позиционировалось) - куда выше палестинского. Именно оно задолго до славы фалерна, кипрских и хиосских вин считалось лучшим и оставалось самым желанным товаром для египетской, греческой, а потом и римской знати. Это верно в отношении финикийского вина. Однако и собственно сирийские вина в древности имели неплохую репутацию. Об этом свидетельствует даже такой неожиданный автор как библейский Иезекииль: "Дамаск, по причине большого торгового производства твоего, по изобилию всякого богатства, торговал с тобою вином Хелбонским и белою шерстью" (27:18). Его подтверждает Страбон: "Нравы персов вообще скромные. Однако цари из-за богатства дошли до такой роскоши, что посылали за пшеницей из Асса в Эолиде, за халимонийским вином из Сирии и за водой из Евлея" (книга XV, глава III, 22, - "География", М., 1994, с. 682). В северной Сирии местное вино во времена Геродота пользовалось известностью. Правители Каркемиша, гордясь своим вином, даже отправляли его в дар с послами - например, в Мари.

И для палестинских иудеев, и для сирийских христиан вино являлось культовым напитком. Без него не обходился ни бытовой уклад, ни гражданские празднества, ни тем более религиозные ритуалы.

Коренным образом положение дел поменялось только с утверждением в Передней Азии ислама, прямо возбранявшего верующим мусульманам употребление вина.

"Восточный ветер" исламских завоеваний надолго "засушил корни" местного виноделия - вплоть до середины 19 века. Однако понадобились еще почти полтора столетия противоречивого и не всегда поступательного подспудного развития отрасли, чтобы известность вин из этих стран - в основном полухристианского Ливана и иудаистского Израиля - перешагнула их национальные границы.

В исламской части региона дело обстояло на порядок хуже.

Во второй четверти 20-го века Сирия, как и Ливан, была подмандатной территорией Франции. Именно тогда для удовлетворения потребностей французского военного контингента в стране были созданы небольшие винодельни. И хотя христиане в Сирии составляют меньше 10% населения, производство вина с приобретением государственности в мусульманской Сирии не прекратилось. Латакийский клан Асадов, находящийся у власти в Сирии без малого четыре десятилетия, принадлежит к алавитам. Алавиты (другое название - нусайриты) считаются исламской сектой шиитского толка, отколовшейся от друзов, однако в повседневной и ритуальной практике отступают от некоторых важных предписаний ислама - вплоть до обрезания и запрета на употребление в пищу свинины. Они поддерживают даже такие элементы языческих (больше зороастрийского толка) верований, как культ солнца, луны и звезд. Кроме того, отмечают Пасху и Рождество, верят в реинкарнацию и святую Троицу, одним из членов которой считают Али, и причащаются вином. И хотя алавиты составляют не более одной восьмой населения Сирии, именно они сейчас занимают большинство важных государственных должностей.

Понятно, что в силу этих обстоятельств виноделие в стране не исчезло. Но других стимулов для его развития, кроме весьма ограниченного внутреннего потребления, не нашлось.

По своему культурно-историческому наследию Сирии нет равных в мире. Только здесь можно одновременно увидеть столько первоклассных памятников - от сайтов вавилонской (Мари и Эбла), хеттской и финикийской (Угарит, Джебле, Арвад, Амрит и Хосн-Сулейман) эпох до достопримечательностей римско-эллинистического (Пальмира, Апамея, Расафа-Сергиополис, Босра) и византийского периодов и времен крестовых походов (замки Крак де Шевалье, Маркаб, Саон и Мисиаф), арабского и оттоманского владычества. Однако правящие структуры, для которых открытость общества и утверждение рыночных принципов в экономике не являются желанными приоритетами политики, не слишком заинтересованы в развитии иностранного туризма. Создание совместных предприятий с участием иностранного капитала разрешено в стране только с 1986 года (закон № 10), расширенное присутствие частников в ряде отраслей, включая виноделие, - с 1991 года (закон об инвестициях № 10 от 1991 года с поправками 2000 года).

Под виноградники, на которых культивируются в основном местные столовые и технические (типа белых Balady или Sallti) сорта, в Сирии отведено около 70 тысяч га (69 тысяч - данные 2000 года). Все они расположены на высотах примерно от 1200 до 1800 метров. Мягкий климат на большей части территории страны (приморский на побережье) с преобладанием осадков в зимний период и ровным сухим летом создают благоприятные условия для вызревания винограда. Потенциально Сирия способна производить вина, по качеству не уступающие ливанским и израильским.

Можно выделить четыре основных винодельческих района. Однако самый перспективный - Голанские высоты, на которых находились 2 города, 164 деревни и 146 ферм, - в настоящее время оккупирован, и в нем, помимо одной из крупнейших израильских виноделен "Golan Heights" ("Голанские высоты"), разливающей свои знаменитые "Yarden" и "Gamla", присутствует также "Château Golan", "Bazelet-ha-Golan" и некоторые другие. Не так давно по этому поводу даже разразился небольшой скандал в Швеции. Шведы потребовали от "Golan Heights" перемаркировать свои вина и в данных о национальном происхождении указать "Произведено на оккупированных Израилем землях".

Границы другого района традиционного сирийского виноградарства простираются от долины Хаурана на юго-востоке, районе, знаменитом своим виноделием еще в эпоху римлян, почти до самого Ливана на западе, примыкая к вотчине ливанского виноделия - долине Бекаа, а на севере заходят за Дамаск. Значительные по площади виноградники раскинулись вокруг города Хомс (античная Эмесса) в центральной Сирии. Здесь хозяйствуют два государственных виноградарско-винодельческих предприятия - соответственно "Аль-Райян" (головной офис - в Сувейде) и хомсский "Аль-Мимас", перерабатывающие ежегодно примерно по 29 тысяч тонн винограда, известные даже за пределами Ближнего Востока.

В зоне севернее Алеппо, простирающейся до самой турецкой границы, работают частные винодельни. Надо заметить, что этот район был известен своими винами еще в третьем тысячелетии до нашей эры. Он стоял в самом начале так называемой "дороги вина", по которой вино, разливаемое на виноградниках в верховьях Евфрата и Тигра (вплоть до Каркемиша возле современного сирийского Джараблуса у турецкой границы), переправлялось речным путем в местности на побережье Эритрейского моря (нынешнего Персидского залива). Ближайшим к Алеппо евфратским портом был Имар (сейчас это - окрестности городка Масканех в алеппском мухафазате).

Самым заметным из хозяйств, ныне работающих здесь, является "Cortas&Wardy". Хозяйство основано в 1881 году в районе Захле (Ливан). В 1940 году "Cortas" перебрался в Алеппо, где компактно проживают исповедующие христианство армяне, и занялся заготовкой плодоовощной продукции, производством натуральных соков и импортом продовольствия из Западной Европы (Испания, Италия, Франция и Швейцария). В 1989 году было открыто отделение в портовой Латакии, городе, население которого на 65% состоит из алавитов. Обороты компании в валютном эквиваленте составляли к началу нового тысячелетия 250 тысяч евро в год - значительная цифра для весьма недорогой страны, какой является Сирия.

Виноделие современной Сирии в поисках идентичности
Виноделие современной Сирии в поисках идентичности

Производимые ею с недавних пор вина - "Dinan", "Nectar" и особенно "Saint Simeon" - пожалуй, единственные в Сирии, которые заслуживают сколько-нибудь участливого упоминания.

Впрочем, такое положение в самом ближайшем будущем может перемениться. Обычно крупный иностранный бизнес вследствие серьезных политических рисков с большой неохотой идет на создание и реализацию масштабных проектов в Сирии - невзирая на крайнюю дешевизну местной рабочей силы. За одним исключение - если речь не идет об арабском капитале. С 2003 года ливанский "Johnny R. Saade Holdings", известный ранее по своему присутствию в сферах финансовых операций, недвижимости и туризма, обратил свое внимание на виноделие - и не в последнюю очередь благодаря успехам местных хозяйств на международной арене. Помимо "родной" долины Бекаа, где холдинг инвестировал создание довольно крупной винодельни "Château Marsyas", в поле зрения винного подразделения попали и местности на северо-западе Сирии, в районе Латакии. Здесь, на склонах хребта Джебель-эль-Ансариех, прекрасно прогреваемых солнцем и защищенных от вторжения воздушных масс со стороны Средиземного моря, были разбиты виноградники общей площадью около 50 гектаров (освоено пока около 20). Посадочным материалом для них, как и для "Château Marsyas", стали завезенные из Франции Каберне Совиньон, Мерло, Сира, Совиньон Блан и Шардонне. Собственно, в плане особенностей реализации проекта сирийское, получившее название "Domaine de Bargylus" - Джебель-эль-Ансариех (Нозанри) в древности именовался как раз Баргилом, и ливанское хозяйства выглядят близнецами. Те же сорта акклиматизировались на виноградниках "Château Marsyas" между деревнями Кефрая и Тель Днуб в долине Бекаа. Точно также выбором и экспертизой участков под посадки в Сирии занимались французские и итальянские специалисты, а энологом-консультантом винодельни стал француз Стефан Деренонкур из Бордо. Скорее всего, это был удачный выбор - глинисто-песчаные почвы "Domaine de Bargylus" отчасти схожи с теми, которые имеются в Сотерне и Барсаке, а также Сент-Эмильоне, где Деренонкур много и успешно работал. Общий объем инвестиций "Johnny R. Saade Holdings" в сирийский проект составил 4 миллиона долларов. Первый урожай в хозяйстве собрали в 2006 году, а пробный разлив датируется 2008 годом. Время покажет, насколько удачными будут усилия семьи Сааде на новой для них ниве, однако они оставляют надежду на возрождение сирийского виноделия к полнокровной жизни.

Для полноты картины стоит упомянуть о "local wine" - так называемом "местном вине". В небольших объемах его производят в христианских монастырях (вроде обители святых Сергия и Бахуса в Маалюле) и близлежащих деревнях, занятых обслуживанием паломников. Как правило, это очень сладкий среднеалкогольный напиток типа нашего церковнославянского кагора, приготовляемый с использованием архаичных методов винификации - например, подслащивания вина дибсом (неперебродившим виноградным соком, выпаренным до состояния сиропа). Впрочем, дибс в ходу даже на государственных винодельнях. Вероятно, это одна из древнейших техник, применяемых в виноделии. Например, о ней упоминалось в одном из папирусов Зенона (III век до н.э.). Однако можно назвать и более древние артефакты - в частности, настенную фреску в одной из бени-хасанских гробниц фараонов XII династии (первая четверть второго тысячелетия до н.э.) с изображением различных стадий приготовления вина. Один фрагмент, как считают многие исследователи, воспроизводит именно процесс выпаривания сока и приготовления сиропа.

Серджо ди Лаго-Бьянко

Книга Серджо ди Лаго-Бьянко "Вина Восточного Средиземноморья" посвящена древнему и современному виноделию шести стран Западной Азии - Турции, Кипра, Сирии, Ливана, Израиля и Иордании. Обстоятельный рассказ об особенностях национальных винодельческих школ в странах Восточного Средиземноморья предваряется историческим очерком, в котором исследуются особенности зарождении виноделия на востоке Средиземноморского побережья и его распространении оттуда в Европу. Книга содержит подробные портреты всех ведущих винных хозяйств региона.

Регион, подаривший миру виноградарство и виноделие, но в еще Средние века потерявший свое значение для отрасли, в последние годы ускоренными темпами восстанавливает прежнюю репутацию. Здесь уже есть по-настоящему первоклассные винодельни и восхитительные вина, способные доставить удовольствие любому гурману.

В ближайшее время книга, аналогов которой в мире, пожалуй, нет, появится на полках магазинов.


Источники:

  1. akcyz.com.ua



© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов 2001–2017
При копировании материалов обязательно указывать источник:
http://wine.historic.ru "Виноделие как искусство"