Пользовательского поиска





02.03.2016

Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»

Российские производители вина активно осваивают отечественный рынок. Владелец нескольких винотек Екатеринбурга, сомелье Семен Соловьев констатирует: за последние три года в стране около десятка достойных производителей представили продукцию такого качества, что ее не стыдно разместить на полке вместе с известными иностранными брендами. О том, сколько стоит сейчас качественное российское вино, что будет, если наши марки выйдут на иностранные рынки, и почему импортозамещение – это не про вино.

Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»
Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»

- Семен, начну с вопроса про вездесущее импортозамещение. Вопрос необходимости создания отечественной продукции задел практически все отрасли. Какова ситуация в сфере виноделия?

Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»
Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»

- Мне очень не нравится термин «импортозамещение», он ассоциируется с рамками, с созданием аналога. Для виноделия, где качественный продукт носит отпечаток терруара – уникальной совокупности почвенно-климатических условий определенной местности, актуален вопрос поиска единственного в своем роде продукта. Бордо невозможно воспроизвести нигде в мире, кроме региона Бордо, шампань может получиться только во французской Шампани, сколь бы ни были хороши работы последователей из других мест. И нам нужно создавать свои, уникальные напитки.

Поисками хорошего отечественного вина я занялся с самого начала своей профессиональной деятельности – с 2000-х годов. Первой «ласточкой» около 10 лет назад стала компания ChateauleGrandVostock из Краснодарского края. Однако дегустация напитков этого производителя, к сожалению, не впечатлила – у вин не было собственного стиля, характера, они были похожи на иностранные прототипы. На долгое время я закрыл для себя тему российского вина, пока три года назад мне не позвонила моя хорошая подруга, культовый человек в мире вина, Татьяна Пахмутова (Манн) со словами: «Слушай, ты обязательно должен это попробовать. Я сейчас в Англии на выставке открыла для себя потрясающее вино, называется «Лефкадия». Знакомство с этой маркой оказалось куда более удачным. Я впервые увидел, что русское вино может быть на уровне французских, американских и чилийских марок. Сейчас, по прошествии нескольких лет, в наших заведениях представлено около десятка новых российских брендов, и это действительно качественные продукты.

Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»
Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»

- Получается, что история качественного российского вина началась всего несколько лет назад? А как же виноделы советской эпохи?

- На той базе, которая досталась стране после перестройки, ничего хорошего получить было нельзя. Во-первых, советский продукт был массовым. Все сорта винограда, которые имели тогда вес, кроме каберне совиньон, мерло и алиготе, создавались как максимально доступные и максимально урожайные. Вопрос высокого качества отошел на второй план. А в 80-е годы прошлого века из-за сухого закона в России даже эти виноградники были вырублены. И в постсоветский период пустующие российские заводы занялись выпуском так называемого балка, или попросту пойла. Это алкоголь низкого качества, который приходил в Россию в цистернах через Новороссийск, разливался под странными названиями типа «Душа монаха», «Монастырская изба» или «Бычья кровь» и назывался российским вином, не будучи им. До сих пор около 80 процентов вин на полках российских супермаркетов, по статистике, – это балк.

- Где создаются качественные российские вина новой волны? На какие регионы стоит обратить внимание при выборе напитка?

- У нас в стране несколько таких крупных зон. Это Кубань - Краснодарский край от Таманского полуострова до предгорий Кавказского хребта с громкими проектами, в том числе «Лефкадия», с потрясающими возможностями для эно-агротуризма, это поселок Сенной в Темрюкском районе, где располагается завод «Фанагория», это Анапа, это территория под Новороссийском вплоть до Геленджика с хозяйствами VillaVictoria, «Имение Сикоры», гаражной винодельней «Семигорье» Геннадия Опарина. Особо хочется отметить хозяйство «Раевское», получившие за вино «Ренессанс» в 2015 году высшую награду на конкурсе в Абрау-Дюрсо от международной экспертной комиссии, обойдя при этом легендарные Chateau Mouton Rothschild и Almaviva. Под Геленджиком сейчас выпускают вина два достойных хозяйства – «Усадьба Дивноморское» и «Усадьба Маркотх». На обеих винодельнях вина создает уже признанный мастер Алексей Толстой. Южнее Геленджика начинаются субтропики, климат там слишком жаркий и неблагоприятный для виноделов. По этой же причине, кстати, в Абхазии вина не слишком высокого уровня, а вот в Кахетии, где высокогорье и континентальный климат, производятся продукты международного класса.

Среди зон изготовления качественного вина не могу не отметить недавно присоединившийся Крым, еще в древности облюбованный греками как территория виноделия. Сейчас там появилось много интересных проектов. Это хозяйство AlmaValley, это вина Esse компании Satera и талантливый энолог Олег Репин. Это единственный в Россий легальный биодинамический виноградник UPPAWinery Павла Швеца. Кстати, именно в винах Швеца, на мой взгляд, наиболее глубоко выражено понятие «терруар». Павел развивает амбициозную идею организовать кластер по производству качественных вин в районе Севастополя. Южный берег Крыма, где располагается завод «Массандра», специализируется на крепленых винах – там жаркий климат не позволяет делать обычные. Заново россияне открывают для себя восточный берег Крымского полуострова, где производятся сухие вина.

Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»
Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»

Совсем новый винодельческий регион создается в низовьях Волги. Это зона укрывного виноделия, позволяющего сохранить лозы от вымерзания зимой. Пока там один лишь винодел – Дмитрий Гусев. К зоне укрывного виноделия относится и долина Дона, еще одна перспективная территория. Самый громкий проект этих земель – «Винодельня Ведерниковъ».

- Насколько активны отечественные производители в плане темпов развития? Какую часть спроса отечественных потребителей они сейчас способны обеспечить?

- Сейчас в России 90 тысяч гектаров земли с виноградниками. Для того, чтобы удовлетворить спрос только у нас в стране, требуется 400 – 470 тысяч гектаров. Виноделие – один из самых сложных видов бизнеса, и быстрые результаты здесь получить сложнее, чем при производстве других видов алкоголя. Во-первых, это очень долгая окупаемость инвестиций. Завод по производству водки можно построить за год, купить сырье, изготовить продукт и начать получать прибыль. В виноделии не один год может уйти только на поиск земель. Нужны огромные пространства, а найти масштабные качественные площадки сложно. По подсчетам Романа Неброского, винодела агрофирмы Саук-Дере, для создания качественной продукции для потребителя со средним кошельком необходимо около 100 гектаров подходящей территории. Кроме того, лозу, как правило, необходимо закупать за границей. Это дорого. А недавно лозы вообще попали под санкции, и их ввоз в Россию является проблемой.

- У российских производителей до сих пор нет собственных лоз?

- Не совсем так. Виноделы со всего мира закупают их во Франции, в том числе и российские. Франция – это сырьевая база, где были разработаны основные каноны мирового виноделия и появились узнаваемые сорта винограда. Большинство известных в мире сортов – выходцы из Франции, в том числе и те, которые оказались наиболее успешными совсем на других территориях. Так, сорт карменер, популярный в Чили, и мальбек, растущий в Аргентине, – это уроженцы региона Бордо. Отмечу, что иностранные лозы, как правило, и приживаются лучше, чем отечественные.

Во многих винодельческих регионах есть автохтоны – сорта, которые появились и реализуют себя лучше всего в месте появления. Россия – не исключение. Так, еще с греческого периода в Крыму сохранились сорта кокур, кефесия. Широко используется Бастардо, выведенный в Магараче.

В долине Дона казаки в 19 веке вывели красностоп золотовский. Долгое время его использовали только в ассамбляже, для усиления вкуса других сортов. Совсем недавно швейцарец Рено Бюрнье, работающий в России, стал использовать красностоп как самостоятельный сорт и создал свое флагманское вино, чем весьма впечатлил Европу.

Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»
Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»

Я назвал в основном марки крупных производителей. Но у нас в стране появилось много виноделов-гаражистов, разрабатывающих собственные варианты вин в небольших партиях. Термин «гаражист» в виноделии возник во Франции в 90-е годы прошлого века, когда Жак Тьенпон, один из членов очень известной винодельческой семьи, решил отколоться от фамильного проекта и разрабатывать свое направление. Он взял участок всего в два гектара, а саму винодельню расположил на территории гаража. В итоге получился статусный напиток, который стал стоить как шедевры французского виноделия. Это повлекло за собой волну гаражных виноделен.

Но у нас в стране появилось много виноделов-гаражистов, разрабатывающих собственные варианты вин в небольших партиях.

К сожалению, в России мелкие производители пока не имеют возможности официально декларировать свою алкогольную продукцию: документирование для них стоит так же, как для ликеро-водочного завода. Это неподъемные для малого бизнеса суммы в сотни тысяч рублей. Сейчас на государственном уровне активно обсуждается вопрос сокращения стоимости для лицензии для виноградников объемом меньше 50 гектаров. Если инициатива виноделов будет одобрена, это значительно ускорит развитие отечественного виноделия.

- Насколько мы отстаем в развитии от ведущих винодельческих государств и сможем ли когда-нибудь выйти на мировой уровень?

- На самом деле, история качественного вина в его современном представлении не такая уж длинная. Италия, Австралия, Новая Зеландия, США начали активно продвигать себя как поставщиков высококачественных вин только в 70-е годы прошлого века. До этого лишь единицы производителей там стремились к качеству. Россия идет по тому же пути, с отставанием в 50 лет. Это нормальный процесс, и при участии государства мы сможем довольно быстро выйти на мировой уровень. Понимание властей в необходимости поддержки этого вопроса есть. В прошлом году вино, например, наконец-то перешло из ведения Росалкогольрегулирования под управление министерства сельского хозяйства. Это правильно. Повторюсь, водку можно получить из любого сырья, там нет понятия «терруар». Виноделы же имеют дело с землей, как и сельхозпроизводители. Еще одна хорошая новость: государство начало внедрять субсидирование покупки лоз для виноградников, правда, пока лишь для крупных заводов. Маленьким виноделам сложнее всего, но я думаю, что, несмотря на сложности, в ближайшее время нас ждет выход в свет нескольких новых терруарных производителей.

На самом деле, история качественного вина в его современном представлении не такая уж длинная. Россия идет по тому же пути, с отставанием в 50 лет. Это нормальный процесс, и при участии государства мы сможем довольно быстро выйти на мировой уровень.

- Можете ли вы дать какую-то общую характеристику отечественным винам? Есть ли у нашего продукта отличительные черты?

- Российские виноделы сейчас находятся в активном поиске своего стиля. У нас, в отличие от многих других стран, пока нет регламента разрешенных для посадки сортов, и это дает возможность для экспериментов. Лицо русского вина – это лицо младенца, оно еще формируется. Тем не менее у отечественных виноделов есть желание завоевывать места на международных выставках, и уже есть впечатляющие результаты. Наши участники получали и бронзу, и серебро, и золото на престижных международных конкурсах.

- Каков разбег цен на качественные российские вина?

- Цены очень разные. Если говорить о масс-маркете, то приличное отечественное вино вы можете найти уже за 300-500 рублей. Это та же «Фанагория» или ChateauTamagne. Отмечу, что массовые производители добились весьма неплохих результатов. К примеру, та же «Фанагория» достигла на сегодняшний день такого уровня, что образцы ее массовой линейки в слепой дегустации могут обойти вина некоторых иностранных производителей более высокого ценового сегмента.

Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»
Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»

Свыше 500 рублей начинаются вина с более глубоким вкусом. Это уже не массовый сегмент.

За тысячу рублей вы можете попробовать продукт с бочковой выдержкой. Речь идет о виноматериале со «старых» лоз. За рубежом под понятием «старых» подразумеваются растения 20-25-летнего возраста, у нас в силу особенностей развития виноделия это 5-7-летние лозы.

Стоимость зависит не только от качества, но и от способности хранения вина. Напитки, которые имеют потенциал выдержки, как правило, стоят дороже, но в молодом возрасте они мало отличаются по вкусу от тех, что потенциала не имеют. Цена может зависеть от объемов выпуска. Ограниченные выпуски стоят дороже.

На стоимость влияют климатические условия. Одна и та же марка разных по погоде сезонов (один оказался удачнее другого) будет стоить у одного и того же производителя по-разному.

Вообще даже вина одной марки бывают совершенно разными. Под похожими этикетками скрываются продукты, ничего общего между собой не имеющие, и без специалиста тут не разобраться. Приведу пример: в России есть предприятие Satera, которое основную часть продукции производит из привозного иностранного виноматериала, стоимость бутылки такого вина – около двухсот рублей. Скажу честно, никакой ценности у этого напитка нет, с тем же успехом можно купить пиво. В то же время у Satera есть линейка Esse, в среднем ценовом сегменте, созданная приглашенными виноделами на собственных, российских виноградниках. И, наконец, в этом году Satera выпустила резервную линейку KachaValley стоимостью две с половиной тысячи за бутылку, это вино высокого качества, от собственных лоз предприятия. В каждом случае мы имеем дело с совершенно разными винами, как по качеству, так и по истории происхождения.

Вообще даже вина одной марки бывают совершенно разными. Под похожими этикетками скрываются продукты, ничего общего между собой не имеющие, и без специалиста тут не разобраться.

- Как при таком разнообразии выбрать качественный продукт в супермаркете? Есть ли какие-то показатели качества, на которые можно ориентироваться – маркировка, стоимость, что-то другое?

Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»
Семен Соловьев: «Лицо российского вина – это лицо младенца»

- Разобраться самостоятельно очень сложно. В магазине покупатель один на один с полками. Если вы не готовы идти в профессиональную среду, в винотеку, то в помощь только Интернет. Стоимость вина – часто вообще не показатель. За 300 рублей можно найти и хороший продукт, и «шмурдяк». То же самое и с более дорогими сегментами.

Из достойных марок, появляющихся на полках супермаркетов, я могу рекомендовать уже упомянутые «Фанагорию» и ChateauTamagne, низкую линейку «Лефкадии» - «Ликурию» с ценой до 400 рублей, а также продукцию VillaVictoria стоимостью до 400 рублей, в особенности шардоне с бочковой выдержкой.

В долине Дона есть отличный производитель «Ведерниковъ». Их красностоп золотовский невозможно купить в масс-маркете, но он продается по вполне приемлемой цене в винотеках и ресторанах города.

Для тех, кто хочет попробовать разбираться в отечественном вине самостоятельно, очень советую заходить на ресурс «Наше вино». Можно воспользоваться ежегодными гидами по российским винам известного эксперта Артура Саркисяна.

- Судя по названным вами ценам на российскую продукцию, в среднем они ниже иностранных аналогов. Можно ли ожидать, что российские вина начнут расти в цене?

- В этом году в России произошло удорожание вин, в том числе отечественных, примерно на 20 процентов. Это связано с ростом валют. В целом пока отечественные производители ориентированы на отечественный рынок и держат цены. Однако если наша продукция окажется востребована за рубежом, то цены могут вырасти, причем в разы. Так произошло, к примеру с австралийской винодельней Penfolds. Раньше у них в самом высоком сегменте стоимость бутылки составляла около 600 долларов. Вскоре это вино распробовали китайцы. В Поднебесной поняли, что австралийский напиток не хуже, чем бордо, которое стоит в разы дороже. В итоге Penfolds подняли стоимость бутылки до 1000 долларов. Английские дистрибьюторы отказались продавать вина за такие деньги, тогда австралийцы стали экспортировать весь товар в Китай.

В целом пока отечественные производители ориентированы на отечественный рынок и держат цены. Однако если наша продукция окажется востребована за рубежом, то цены могут вырасти, причем в разы.

В целом государство сейчас настроено на поддержку российских производителей на внутреннем рынке. Я ожидаю, что стоимость акцизов на ввоз иностранного вина будет подниматься. Это практика многих зарубежных государств, где развито производство алкоголя. Если такая мера будет введена, то с полок уйдет «пена» - некачественный зарубежный балк.

- Семен, на ваш взгляд, уровень потребления вина в России растет?

- Разумеется. Меня радует, что людей с бокалами вина можно увидеть сейчас даже в клубах. Пускай, это не самый дорогой продукт и не самое подходящее место для дегустации, но люди интересуются. И радует, что среди наших клиентов стало все больше появляться людей молодого возраста, тех, кто мог бы пить в принципе менее качественный продукт.

И радует, что среди наших клиентов стало все больше появляться людей молодого возраста, тех, кто мог бы пить в принципе менее качественный продукт.

Многие начали понимать, что изучение вин – это в первую очередь коммуникация. Попробовав напиток на свадьбе у друга, человек забывает его вкус, и через месяц, дегустируя другое вино, он не сможет сравнить эти две пробы. Поэтому познание вин может происходить только в коммуникации и постоянной практике, при участии профессионалов – сомелье.


Источники:

  1. eanews.ru



© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов 2001–2017
При копировании материалов обязательно указывать источник:
http://wine.historic.ru "Виноделие как искусство"