НОВОСТИ    КНИГИ    СПРАВОЧНИК    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


29.09.2019

Как оригинальный рекламный ход прославил Шустовский коньяк на весь мир

Брать свой самовар в Тулу не стоит. Также и в Париж везти свой коньяк смешно. Если вы парижанину дадите попробовать привезённое издалека спиртное и скажете: «Коньяк», то возможны две реакции. В лучшем случае француз понюхает напиток, повертит в руках бутылку, возможно, пригубит, чтобы вас не обидеть, а потом снисходительно улыбнётся и скажет: «Это бренди, мон шер. Не коньяк». В худшем же случае вас обидят и даже оштрафуют.

Дело в том, что право называть алкогольный напиток коньяком* во Франции уже очень давно строго регламентировано.

* (Деревня в регионе Пуату, Шаранта — родина коньяка. Впервые термин «коньяк» появился в 1722 году, когда в одном из торговых документов встречается термин cognac de Cognac (коньяк из Коньяка). Хотя первое документальное упоминание о производстве этого напитка относится к 1622 году.)

Коньяк - французский национальный продукт. Это один из старейших мировых торговых брендов. Даже в самой Франции дело не только в технологии, а ещё и в географии.

Всего несколько областей страны с определённым климатом и почвой традиционно имеют право на поставку винограда для производства коньяка. А вы тут привезли неизвестно что и претендуете.

Началось все в 1863 году, практически сразу после отмены крепостного права. В указанном году уроженец Рязанской губернии, сын бывшего крепостного крестьянина - Николай Леонтьевич Шустов, состоявший до этого «более 20 лет на службе при откупах, где приобрел все знания по делу водок и вина», открыл в Москве, на Маросейке скромный водочный заводик, арендуя под него... кузницу.

И вот история помнит один уникальный случай, когда в 1900 году в Париж на Всемирную промышленную выставку анонимный производитель представил французским дегустаторам алкогольную продукцию, которая получила Гран-при за лучший коньяк*.

* (Именно тогда Шустовы были удостоены чести писать на своей продукции слово cognac, а не бренди, как это было принято.)

Это была настоящая сенсация, потому что тот замечательный коньяк изготовил российский торговый дом «Н. Л. Шустов и сыновья».

Совершенно уникальный случай, когда напиток, произведённый за пределами Франции, был признан компетентным жюри коньяком и получил высшую оценку.

Конечно, это был большой риск и большая победа российских предпринимателей*.

* (Леонтей Архипович Шустов собирал рецепты и настаивал на водке разные травы и ягоды. Секреты передал сыну Николаю. Так появились в продаже дома «Шустовых»: «Зубровка», «Спотыкач», «Рижский бальзам», «Запеканка», «Нектарин», «Рябина на коньяке» — последняя считалась фирменным напитком Торгового дома.)

Но сенсация сенсацией, а борьбу за место на мировом рынке никто не отменял даже для победителей.

Фирме Шустовых, тогда оно называлось уже «Товарищество Н. Л. Шустовъ съ Сыновьями», в конце XIX века прочили большое будущее, видя в ней едва ли не единственного конкурента водочной «империи» Петра Смирнова.

В лучших ресторанах Европы и Америки стали появляться солидные пары. Мужчина делал хороший заказ дорогих блюд и просил бутылку коньяка Шустова. Такого, естественно, не было. Тогда мужчина громко извинялся перед своей дамой за то, что по ошибке пригласил её в такое «дешёвое заведение», где даже нет «лучшего в мире коньяка — шустовского».

Господин оплачивал счёт, и пара в шумном негодовании покидала ресторан, не притронувшись к заказанным блюдам. Конечно, вы догадались, что это был умный и дорогостоящий рекламный ход торгового дома Шустовых. В Россию пошли заказы на коньяк со всех стран мира.

В 1912 году на встрече Российского императора с купечеством по случаю Пасхи один из братьев Шустовых поздравил государя и преподнёс ему рюмку коньяка. Царь был удивлён, но выпил и похвалил: «Хороший коньяк. Рекомендую, господа».

Шустовы получили почётный статус поставщиков Императорского двора.

К этому времени шустовский коньяк в Российской империи производили коньячные заводы в Ереване, Одессе и Кишинёве.

Почти ежегодно шустовские напитки получали медали и премии на всемирных выставках вин и коньяков. Во всех крупных городах мира были представительства торгового дома братьев Шустовых.

Всё рухнуло в 1917 году. Все предприятия братьев Шустовых были национализированы. До этих событий дожили только два брата — представителя третьего поколения знаменитой семьи. Они не эмигрировали. Как могли, продолжали дело.

Павел Шустов работал в Центросоюзе, писал научные книги по виноделию, щедро делился секретами для сохранения отечественной, как он считал, школы виноделия.

Сергей Шустов отвечал за качество выпускаемой в новой стране алкогольной продукции. Он участвовал в создании классификации коньяков по годам выдержки: «три звёздочки», «пять звёздочек», «КВ-коньяк» и т. д. Коньяки теперь назывались «армянский», «молдавский».

Зачем же вспоминать о старорежимных временах и о каких-то богатеях — эксплуататорах Шустовых? Спасибо, что не репрессировали.

Однако вот премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, знаток и любитель хорошего алкоголя, много лет с удовольствием пил коньяк, который ему присылали из Армении.

Черчилль по старинке называл напиток «шустовским». А в сопроводительных письмах наши люди не уставали исправлять на «бывший шустовский».

Сегодня в Ереване, Кишинёве и Одессе продолжают выпускать высококачественные коньяки. Только Одесский коньячный завод свои коньяки называет «Коньяк Шустова».

Все три поколения Шустовых «от рюмки рукавом не заслонялись, стакан локтем не отталкивали», но и в пристрастии к спиртному замечены не были. Они слыли законодателями культурного пития и всегда чтили золотое правило: «Кушать сладко и вкусно, а пить с умеренностью, дабы всякий мог найти свои ноги для выхода из дверей!»

Лариса Михайлова


Источники:

  1. epochtimes.ru



ПОИСК:





© WINE.HISTORIC.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://wine.historic.ru/ 'Виноделие как искусство'